Историческая справка

Fw-200-Condor-81К формированию первой эскадрильи I группы 40-й бомбардировочной эскадры I./KG40, оснащенной FW200C, приступили в Бремене в ноябре 1939-го. Командиром эскадрильи назначили опытного летчика, незадолго перед этим награжденного Рыцарским Крестом — тридцатипятилетнего гауптмана Эдгара Петерсена.

Первые четыре FW 200C-0 поставили в 1-ю эскадрилью перед вторжением в Норвегию в апреле 1940-го. Едва успев получить эмблему штаба первой группы 40-й бомбардировочной эскадры (Stab I/ KG 40), они участвовали в переброске войск и оборудования на аэродром Гардермоен (Осло) 9 апреля 1940-го.

До 25 апреля эскадрилья, вошедшая в состав X авиакорпуса, действовала с аэродрома Аалборг-Вест. После чего перебазировалась в Копенгаген на аэродром Каструп.

Формирование штаба первой группы и 2-й эскадрильи завершили к маю 1940-го, через месяц сформировали 3-ю эскадрилью. 12 июня бомбардировочная эскадра перебазировалась во Францию на аэродром Бордо-Метриньяк, расположенный недалеко от побережья Бискайского залива и являвшийся главной базой эскадры до ее эвакуации в июле 1944-го.

В апреле 1941-го командиром бомбардировочной эскадры KG40 назначили теперь уже майора Эдгара Петерсена. В ее состав вместе с ранее созданной I./KG40 также вошли вторая и третья группы, вооруженные Не-111. Петерсен командовал эскадрой до сентября 1941-го., когда его направили руководить испытательным центром «Люфтваффе» в Рехпине. Его на посту командира эскадры сменил оберлейтенант Георг Пасевальдт. В течение лета 1941-го группу II./KG40 перевооружили на Do-217, a III./KG40 в декабре 1941-го — июне 1942-го получила FW 200С.

Вначале, в июле 1940-го, вклад «Кондоров» группы I./KG40 в нанесение ударов по морским коммуникациям Британии был скромным: обычно, широко охватывая запад Корнуэлла и Ирландии, они сбрасывали на цель четыре 250-кг бомбы и направлялись в Норвегию, чтобы вернуться через день-два обратно.

FW 200C «Кондор», вылетавшие из Бордо, совершали разведывательные полеты над Северной Атлантикой. Обнаружив конвой, они наводили на него подводные лодки, и при возможности сами атаковали отдельные суда.

Отклонившись далеко на север, «Кондоры» совершали посадку на аэродроме в Норвегии и после дня отдыха снова по большой дуге над Атлантикой возвращались в Бордо.

Зона их полетов перекрывала пространство от острова Ян-Майен на севере до Канарских островов на юге, значительно превышая возможности английской авиации береговой обороны.

Обычно экипаж состоял из двух летчиков, штурмана-бомбардира, бортового техника и стрелка верхней кормовой огневой точки. Связь с базой осуществлял штурман, выполнявший в экипаже функции радиста. В боевой обстановке штурман и борттехник находились у пулеметов, благодаря этому самолет отстреливался с трех огневых точек. Внутри самолета имелось много свободного места, и места всех членов экипажа обогревались и освещались. Однако с самого начала экипажи 40-й бомбардировочной эскадры были недовольны запасом прочности «Кондора» и слабым его вооружением.

Во время этих вылетов, по меньшей мере, сбили две машины. Один из них на счету английского летчика из 87-й эскадрильи, который, израсходовав весь боезапас, неожиданно обнаружил и перехватил «Кондор», направлявшийся на Плимут, зафиксировав результат с помощью фотопулемета.

Начиная с августа 1940-го, «Кондоры» из KG40 приступили к решению основных боевых задач, в течение двух месяцев потопив британские суда общим тоннажем 90 тыс.т. 26 октября 1940-го экипаж оберлейтенанта Бернхарда Йопе обнаружил и атаковал в 100 км к юго-западу от Донегола (Ирландия) английский транспорт «Импресс оф Бритэн» (42348 брт) — второе по величине судно британского торгового флота, шедшее из Фритауна в Ливерпуль. В результате двух прямых попаданий бомб, сброшенных с FW 200С, судно получило тяжелые повреждения и загорелось. Спустя два дня его добила немецкая подводная лодка U-32.

1-я эскадрилья 40-й бомбардировочной эскадры объявила, что на 9 февраля 1941-го ею потоплены в Атлантике, у побережья Англии, в Северном море и у побережья Норвегии в районе Нарвика суда общим тоннажем 363 тыс.т. К этому времени в составе I./KG40 действовали три эскадрильи, в которых имелось 36 машин. На счету одного из асов эскадры KG40 оберлейтенанта Г. Бухольца числилось 20 потопленных судов общим тоннажем около 200 тыс. брт.

Вспоминая те дни, Уинстон Черчилль писал: «Нажим противника непрерывно возрастал, и потери нашего судоходства угрожающе превышали размеры нового строительства судов». Англичане не могли смириться с таким положением на своих морских коммуникациях. Решение этой проблемы признали первоочередным.

В итоге реорганизовали и расширили авиацию береговой обороны, для которой срочно строились новые аэродромы. В ее состав включили все 57 «Каталин», которые должны были получить до конца апреля 1941-го из США. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль объявил о начале «Битвы за Атлантику». В вышедшей 6 марта директиве министра обороны Великобритании намечались конкретные направления борьбы с немецкими FW 200:

«1. Мы должны вести наступательные действия против германских подводных лодок и «Фокке-Вульфов» всегда и везде, где это возможно. Надо преследовать подводные лодки в море и бомбить те, что находяться на судоверфях или в доках. «Фокке-Вульфы» и другие бомбардировщики, которые используются против наших судов, надо атаковать в воздухе и на базах.

2. Необходимо уделить максимальное внимание оборудованию наших судов катапультами или другими стартовыми устройствами для истребителей, которые можно было бы использовать против бомбардировщиков, атакующих наши суда. Предложения должны быть представлены в течение недели.

3. Все получившие одобрение и проводящиеся в настоящее время мероприятия по сосредоточению основных сил нашей авиации береговой обороны у северо-западных подступов и оказанию ей помощи со стороны нашего командования бомбардировочной и истребительной авиации, базирующейся на восточном побережье, будут осуществляться с максимальной быстротой.

Можно надеяться, что в связи с увеличением продолжительности дня и изменением маршрутов судов угроза со стороны германского подводного флота вскоре уменьшится. Тем более важно, чтобы мы успешно справились с «Фокке-Вульфами» и с «Юнкерсами», если таковые появятся .

Вооруженные скорострельными зенитными автоматами и катапультными истребителями торговые суда на атлантических маршрутах укомплектовывались командами из военных моряков.

«Фокке-Вульфы», которые теперь сами подвергались нападению в воздухе, уже не могли оказывать прежнюю помощь подводным лодкам и превратились из преследователей в преследуемых.

31 марта 1941-го «Люфтваффе» в Лориенте сформировали авиационное командование «Атлантика» во главе с обер-лейтенантом Мартином Харлингхаузеном — одним из лучших командиров бомбардировочной авиации, автором немецкой методики топмачтового бомбометания по кораблям, опробованной им еще в Испании. В Испании командир эскадрильи AS/ 88 «Легиона Кондор». Харлингхаузен впервые проявил себя как специалист по организации действий авиации против кораблей противника.

За двадцать потопленных судов общим тоннажем более 100 тыс. брт у побережья Норвегии весной 1940-го его одним из первых в бомбардировочной авиации наградили Рыцарским Крестом и первым в бомбардировочной авиации Дубовыми Листьями к Рыцарскому Кресту. Ко времени образования командования «Атлантика» Харлингхаузен считался одним из самых опытных специалистов по борьбе с надводными судами.

Новое авиационное командование должно было снабжать немецких подводников разведданными о передвижении вражеских судов. Одновременно ему поручалось бороться с судоходством в Ирландском море, в Ла Манше и вдоль восточного побережья Англии. Из 106 машин (58 боеспособных), вошедших в состав командования «Атлантика», числился 21 FW 200С из I./KG40.

С марта по июнь 1941-го FW 200C потопили 16 судов общим водоизмещением 90371 брт. Однако пора легких успехов прошла. Английские транспорты были вооружены, и потери среди «Кондоров» начали быстро расти. Так, если в марте 1941-го I/KG40 выполнила 55 боевых вылетов и потеряла только один FW200C (бортовой код «SG+KQ», заводской ╧0041) обер-лейтенанта Х.Винклера, то уже в апреле группа, совершив 74 боевых вылетов, потеряла четыре машины: обер-лейтенанта Рихтера: (F8+AH, заводской ╧ 0039), оберлейтенанта Калуса (F8+FH, заводской ╧0051), обер-лейтенанта Э.Мюллера (F8+GL, заводской ╧0053), оберлейтенанта Р.Шельхера (F8+HH, заводской ╧0054).

19 мая 1941-го зенитчики транспорта «Амжени» сбили FW 200C обер-лейтенанта Г.Бухольца (F8+DH, заводской ╧0060), который до этого потопил 20 судов общим тоннажем около 200 тыс. брт. В июне I./KG40 потеряла еще два экипажа: обер-лейтенанта Э.Вестерманна (F8+KL, заводской ╧0061) и обер-фельдфебеля Г.Орбаха (F8+HH, заводской ╧0064).

В результате в июне 1941-го Харлингаузен вынужден был отдать приказ больше не применять для атак вражеских кораблей топмачтовое бомбометание. Однако I./KG40 по-прежнему продолжали терять «Кондоры».

17 июля сбили FW 200C-3 (KF+QC) обер-фельдфебеля Г.Йордана, при этом весь его экипаж погиб.

18 июля из боевого вылета в район побережья Ирландии не вернулся FW 200С-3 (F8+AB, заводской ╧ 0043) командира 1 ./KG40 гауптмана Ф.Флигеля.

Пилоты 2-й эскадрильи KG40 под командованием Ф.Флигеля потопили 39 кораблей общим водоизмещением 206 брт и еще 20 тяжело повредили (115 брт). На личном счету гауптмана, награжденного Рыцарским Крестом в марте 1941-го, числилось семь потопленных и шесть поврежденных кораблей.

23 июля во время атаки кораблей конвоя ОВ346 западнее Ирландии «Хадсон» береговой обороны Великобритании сбил FW 200C (F8+BB) обер-фельдфебеля Г.Блейхерта. 24 июля над Ирландским морем потеряли экипаж FW 200C-3 (F8+CH, заводской ╧0026) гауптмана К.Ферлора (16 января 1941-го в ходе одного из боевых вылетов его экипаж потопил два судна общим тоннажем 10857 брт).

В августе — сентябре 1941-го несколько FW 200C-3 откомандировали в Грецию, где они в составе X авиакорпуса действовали с аэродромов Гераклион и Элеусис против конвоев союзников.

8 августа 1941-го I./KG40 потеряла экипаж FW 200C-3 (заводской ╧0056) обер-лейтенанта Ганса Розе. Его сбил «Си Харрикейн», стартовавший с «Мэплин» -одного из четырех торговых судов, оборудованных катапультой. До конца 1941-го катапультируемые «Си Харрикейны» сбили шесть «Кондоров», защищая конвои союзников.

21 сентября 1941-го пара «Мартлетов» Mk.II (английское обозначение американского истребителя F4F-3 «Уайлдкэт») из 802-й истребительной эскадрильи взлетела с первого английского эскортного авианосца «Одесити» и сбила FW 200С-3 (F8+EL, заводской ╧ 0078) лейтенанта Г. де ла Франка, отправившего на дно спасательное судно из конвоя, следовавшего к Гибралтару.

Кстати, эскортный авианосец «Одесити» с шестью истребителями на борту, вошедший в июне 1941-го в состав британского ВМФ, переоборудовали из немецкого торгового судна «Ганновер», захваченного в феврале 1941-го английским крейсером и канадским эсминцем в Санто Доминго.

Сопровождение английского конвоя к Гибралтару было его первым боевым походом. Во время сопровождения очередного конвоя к Гибралтару, вышедшего из метрополии 29 октября, истребитель с «Одесити» сбил «Кондора», но это была его последняя победа: его тоже сбили.

После отдыха в Гибралтаре «Одесити» отправился в свой последний поход: утром 19 декабря эго пара»Марлетов» сбила еще один «Кондор». Один из истребителей пошел в лобовую атаку на фашистский разведчик и вырвал своим хвостовым колесом кусок его элерона.

Следующим утром с конвоя заметили еще один «Кондор», который сумел уйти от дежурной пары «Марлетов». Ночью 21 декабря борт «Одесити» «прошила» торпеда, выпущенная немецкой подлодкой 11-751, через несколько минут еще две торпеды добили потерявший ход авианосец. Но идея конвойных авианосцев себя полностью оправдала.

В охоте на «Кондоров» участвовали и ВВС США. 11 декабря 1941-го через несколько часов после объявления США Декларации о вступлении в войну, лейтенант И.Шафер из 342-й авиагруппы на своей «Аэрокобре» P-39D сбил над Исландией разведчик FW 200 (по другим данным эту победу приписывают «Лайтнингу» Р-38Е из 342-й авиагруппы).

Второй «Кондор» был добит P-38D 14 августа 1942-го над Северным морем вторым лейтенантом Э.Шаханом из 27-й истребительной эскадрильи 1-й авиагруппы, который помог пилоту «Аэрокобры», подбившему самолет. От залпа бортового оружия «Лайтнинга» с близкого расстояния «Кондор» взорвался в воздухе.

Противников у «Кондора» с каждым новым днем становилось все больше. Поэтому с 1942-го они старались больше не появляться в радиусе действия истребителей «Бофайтер» и «Москито», подчинявшихся командованию береговой авиации Великобритании.

К концу 1943-го главной задачей «Кондоров» стал перехват конвоев союзников из Гибралтара, об отправлении которых обычно сообщали немецкие агенты в Испании. Самолеты взлетали четверками и направлялись в район цели на малой высоте в сомкнутом строю.

Затем они расходились и шли параллельными курсами на расстоянии около 40 км. Периодически поднимались на высоту 300 м и летали по кругу, осуществляя поиск кораблей с помощью радиолокатора «Хохентвиль». Когда один из экипажей четверки обнаруживал конвой, то сообщал об этом другим, машины набирали высоту не менее 2700 м для атаки.

В марте 1942-го 2-я эскадрилья KG40 перебазировалась в Тронхейм (Норвегия) откуда выполняла полеты до января 1943-го, когда ее вывели в Германию и расформировали. 1-ю и 3-ю эскадрильи направили на Украину, где участвовали в полетах в «Сталинградский котел».

Уцелевшие после битвы на Волге FW 200 в феврале 1943-го объединили в 8-ю эскадрилью KG40, которая вместе с 2./ KG40 просуществовала до конца года, когда эти эскадрильи в очередной раз сменили номер.

Номера эскадрилий с 1 -и по 3-й при-. своили другим, вновь формируемым в Фассберге бомбардировочным эскадрильям KG40 на Не-177. Дольше всех в KG40 использовали FW 200C III-я и IV-я бомбардировочные группы: до сентября и июля 1944-го соответственно.

12 февраля 1944-го немецкие ракетоносцы вылетели на боевое задание. Целью для девяток FW 200C из III./KG40 и Не-177 из II./KG40 были корабли смешанного конвоя OS76/KMS41. Из-за опасности появления английских палубных истребителей атаку запланировали после захода солнца.

FW 200C, направлявшиеся к конвою, атаковали четыре «Москито». Потеряв одну машину, группа FW 200 повернула назад.

Семь Не-177 все же смогли найти конвой, однако два из них сбросили бомбы слишком далеко от цели, а два были сбиты истребителями, взлетевшими с английского эскортного авианосца «Пэсьюр». В результате только три «Грифа» произвели пуск шести Hs-293. Четыре из которых из-за технических неполадок упали в море, и лишь две ракеты достигли конвоя, но не попали в цель и взорвались в воде, не повредив корабли.

19 и 25 июня 1944-го бомбардировщики союзников дважды атаковали аэродром Бордо-Мериньяк, уничтожив 15 и повредив четыре Не-177 из II./KG40 и разрушив практически всю инфраструктуру аэродрома.

К 1944-му FW 200 был уже далеко не тот, который Уинстон Черчилль называл «бичом Атлантики», а неуклюжим уязвимым «ополченцем», легкой жертвой для патрульных истребителей и даже для самолетов морской разведки союзников. При осуществлении KG40 своей первой операции с применением противокорабельных ракет Hs 293A, «Кондора» сбила британская тяжелая летающая лодка «Сандерленд».

Когда освобождение Франции лишило Германию французских аэродромов, KG40 уничтожила большую часть своих самолетов, из оставшихся сформировали две эскадрильи: одну перевели в Тронхейм (Норвегия), а другую — в Германию. Большинство уцелевших «Кондоров» передали транспортным подразделениям, где они быстро вышли из строя, несмотря на редкие полеты.

KG40 была фактически единственной частью, эксплуатировавшей FW 200C до 1944-го. Вследствие сильного износа техники эскадра никогда не укомплектовывалась полностью — в ее распоряжении редко числилось более 12 исправных машин.

Эффективность «Кондоров» падала не только из-за плохой ремонтопригодности, но и из-за многократных срочных вылетов по тревоге для транспортных перевозок на различных фронтах, в том числе и под Сталинградом.

Осенью 1944-го KG40 расформировали. Личный состав эскадры в октябре 1944-го в Швабиш-Галле приступил к переучиванию на реактивный истребитель Ме-262, но машин так и не получил, и группу расформировали в феврале 1945-го.

В феврале 1944-го на аэродроме в берлинском пригороде Гатов сформировали последнюю бомбардировочную эскадру «Люфтваффе» — KG200, предназначенную для выполнения различных спецзаданий. Ее штаб создали на основе экспериментального подразделения главного командования «Люфтваффе».

Тогда же на аэродроме Финов в 45 км северо-восточнее Берлина на базе авиагруппы «Гартенфельдт» и 2-й экспериментальной эскадрильи главного командования «Люфтваффе» сформировали группу I./KG200.

1-я эскадрилья дальнего действия в I./KG200 — бывшая 2-я экспериментальная и штаб эскадры летали на FW 200C и Ju 188. Эта эскадра просуществовала до конца войны.

После окончания войны пришло время осваивать завоеванные трофеи. Наиболее интересные и современные опытные машины изучались в советских НИИ, а серийные трофейные транспортные машины направлялись для эксплуатации в различные ведомства, тем более что за годы войны они накопили необходимый опыт для эксплуатации такой техники.

В 1946-м из Германии на подмосковный аэродром Полярной авиации Захарково перегнали два «Кондора». Машины получили бортовые номера Н-400 и Н-401. На Н-400 летал экипаж М.А.Титлова. В конце года Н-400 разбился при вынужденной посадке в губе Байдарацкой из-за отказа двух моторов во время выполнения рейса Хатанга-Игарка-Москва. Н-401 эксплуатировался тоже недолго.

В 1948 г. в Полярную авиацию передали FW 200 (заводской ╧0199), доработанный, видимо, московским авиазаводом ╧23 и получивший индекс Н-500. После ремонта в марте 1950-го на машину установили четыре мотора АШ-62ИР.

Служба этого гиганта оказалась непродолжительной. В феврале 1950-го на аэродроме Захарково машина упала с козлов при проверке работы шасси на земле, повредив маслорадиаторы двигателей.

Два месяца спустя во время посадки «Кондора» при ветре 5 м/с под углом 70-75° к ВПП в Якутске пилот Ф.А. Шатров из Московской авиагруппы особого назначения не справился с управлением и выкатился за пределы посадочной полосы.

При этом разрушилось сначала левое колесо, а затем сложилась ферма левой опоры шасси. Самолет с работающими моторами упал на крыло. К этому времени машина налетала 318 часов 40 минут, из них 183 часа 23 минуты в СССР. Повреждения «Кондора» оказались столь значительны, что из-за отсутствия запасных частей его не стали восстанавливать. Этим полетом, вероятнее всего, и закончилась эксплуатация лайнера Курта Танка и не только в нашей стране.

Источник — ©2003 г. «Крылья Родины»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>